ХАБАР ТВ - ВИДЕООБЗОРЫ МЕТАЛЛОДЕТЕКТОРОВ, ТОП ПОИСКОВЫХ ВИДЕОБЛОГГЕРОВ, НАХОДКИ, НОВОСТИ


<div id=

Комплект документов для безопасного поиска с металлоискателем в условиях нового законодательства (6 сезон поиска, на 2018 год)

</td><td width=

!!

Пройдите регистрацию для полного доступа ко всем функциям форума!

Уважаемые гости! После прохождения регистрации вы сможете получить полный доступ ко всем возможностям форума. Контактная информация: +7 916 418-1660 apostolgroup@gmail.com

Посетите наши проекты:
Метеорит-Поиск Россия: 3 года успешной правовой поддержки любителей приборного поиска. Документы для безопасного поиска с металлодетектором! http://meteoritpoisk.ru
 

Автор Тема: Без вести пропавший солдат  (Прочитано 3330 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Аверьян

  • Гость
Без вести пропавший солдат
« : Февраль 18, 2011, 11:18:30 am »
Последний  путь  Николая  Литвиненко

В мае 2009 года в лесном массиве в полутора километрах юго-западнее деревни Воронино Троицкого сельского поселения поисковой группой «Звезда» были обнаружены останки красноармейца Николая Литвиненко, погибшего в боях за Москву на огненном Серпуховском рубеже обороны зимой 1941 года.

В сентябре 2009 года после длительных, увенчавшихся успехом поисков родственников погибшего сибиряка личные вещи и его останки передали для перезахоронения на родину – в Красноярский край.
 
И грянул бой, святой и правый

…А бой впереди всё гремел и гремел, передвигаясь то влево, то вправо, тот подаваясь вперёд, то тревожно отдаляясь…

Там, в восьмидесяти метрах отсюда, между первой и второй линиями немецких позиций, двигались, умирали, прорывались и откатывались назад люди, со всех сторон сжатые тоже двигавшимся и с каждой минутой всё уплотнявшимся кольцом немецкого огня. Казалось, там, между немецкими позициями, металось живое, кровоточащее сердце, которое со всех сторон кололи вспышками выстрелов, протыкали автоматными очередями, рвали миномётными залпами…»

Лучше не скажешь. И не представишь. Это «Живые и мёртвые». Первая книга трилогии Константина Симонова о трагическом и героическом периоде Великой Отечественной войны – победной битве за Москву, цена которой – миллионы жизней советских воинов.

Одна из них – жизнь красноармейца Николая Изотовича Литвиненко, 1908 года рождения, уроженца села Малая Камала Рыбинского района Красноярского края.

Декабрь 1941 года. Деревня Высокое.

Шёл второй этап наступления немецко-фашистских захватчиков на Москву по плану, имевшему условное название «Тайфун». Противник нанёс в ноябре два основных удара по 30-й армии Калининского фронта и 49-й армии Западного фронта. Полтора месяца наши войска вели сдерживающие бои в районе Серпуховского оборонительного рубежа, не позволяя фашистам сделать решающий прорыв к столице. К середине декабря им удалось перейти в наступление и отодвинуть противника на запад.

Деревня Высокое – один из последних узлов обороны Серпуховского рубежа. Первый раз фашисты взяли её в ноябре, сделали укрепрайон. В начале декабря деревня была освобождена. Война стёрла Высокое с лица земли, как, впрочем, тысячи таких же деревень, где шли бои за свободу Родины. Осталось лишь широкое поле, обильно политое кровью павших воинов.

– Два боя были за Высокое. Фашисты атаковали с севера и юга, – рассказывает командир поискового отряда «Звезда» Алексей Бирюков. – Наши, видимо, отступали. И отступали до узкоколейки. По этой ветке доставляли дрова в Серпухов. Кто-то успел окопаться, но неглубоко, кто-то отстреливался из-за деревьев. Красноармеец Николай Литвиненко воевал в составе 415-й стрелковой дивизии. И, по всей вероятности, был пулемётчиком. Свой последний бой он провёл в окопе, отражая вражеский натиск. Возможно, взрывной волной его отбросило на бруствер. Было это 20-22 декабря 1941 года.

Всё это стало известно уже потом, при тщательном исследовании останков, личных вещей погибшего и архивных данных. 

Было ему тридцать три
 
Май 2009 года, деревня Воронино.

Стоял тёплый солнечный день. Валерий Ивлев с 15-летним сыном Женькой работали в составе поискового отряда «Звезда».

– Я шёл лесом, метрах в тридцати от дороги, – рассказывает Валерий. – И вдруг детектор начал подавать сигналы. Значит, зафиксировал металл. Среагировал на многочисленные гильзы и патроны… Начал потихоньку раскапывать. Тут-то и обнаружил захоронение.… Лежал он неглубоко, на полметра в земле. Судя по всему, его прикопали сантиметров на пятьдесят на следующий день. Ведь стояла зима, и морозы тогда свирепствовали страшные. Весной, когда земля начала оттаивать, над телом похозяйничали, видимо, дикие звери…

Для поисковиков эта находка стала редкой удачей. Сантиметр за сантиметром осторожно снимали они сухую песчаную землю, хранившую военную тайну того последнего для солдата боя. Человеческие кости, череп.… Всё это после тщательно составленного протокола было передано на экспертизу в Калугу. При исследовании анатомо-морфологических и антропометрических признаков фрагментированных костных останков удалось установить, что принадлежали они человеку мужского пола возрастом от 25 до 35 лет, прижизненный рост в пределах 165-168 см. Воинское захоронение в лесном массиве составляет от 40 и более лет.

Хуже обстояли дела с личными вещами. Найти удалось лишь подсумок с патронами и запалами для гранат. Подсумок в руках Валерия попросту развалился. И в этот момент оттуда выпал чудом уцелевший заветный медальон. Только благодаря этому медальону поисковикам удалось установить личность бойца. Под плотно завинчивающейся крышечкой непропускающий влагу карболит сохранил пожелтевший от времени крошечный клочок бумаги – стандартный бланк, где простым карандашом, не химическим, иначе всё бы размылось от сырости, были вписаны данные воина-красноармейца. А ведь тогда, во время войны, медальон называли «смертным паспортом». Если внёс своё имя в бланк, считай, говорили бойцы, подписал себе смертный приговор. Такое ходило тогда суеверие. Но сколько имён тех первых призывавшихся в 41-м сверхсрочников вернули из небытия благодаря этим драгоценным строкам! Уже позже, отгоняя фашистов на запад, наши воины стали подписывать именные ложки, фляжки и т. д. Писали на них всё, вплоть до домашних адресов. Но от медальонов в 42-м отказались совсем, считая, что красноармейской книжки у сержантского состава и удостоверения личности у офицеров будет достаточно в случае гибели. Остались медальоны только у старослужащих.

Последнее письмо с фронта жена и трое малолетних ребятишек Николая Литвиненко получили в сентябре 41-го, пришло оно из Серпухова. Позже, в Малокамальском сельсовете семье сообщили о пропавшем без вести муже и отце. Этот факт подтвердили и архивные данные. Как сказал Алексей Бирюков, воинская часть тогда в 41-м его не учла, поэтому в списках потерь не значился, и лишь с мая 42-го, по данным военкомата, Литвиненко числится без вести пропавшим. Этот факт предстоит теперь исправить.

А Маланья Николаевна не переставала надеяться и ждала супруга всю оставшуюся жизнь. Умерла она осенью 1988 года, так и не обняв родного, долгожданного.

Вместе с медальоном были обнаружены истлевшая от времени сапёрная лопатка, проржавевший бритвенный станок и 10-копеечная монета 1937 года выпуска. Говорят, на эти деньги в то время что-то купить было невозможно. Но бойцы брали монетку якобы в долг, чтобы потом, оставшись в живых, вернуть её хозяину. Знать, служила она своеобразным оберегом. Но на войне как на войне. Николая Литвиненко не уберегла монетка от вражеской пули. Перезахоронить на родной земле отца, геройски погибшего в битве за Москву, и отдать герою последние почести предстояло его потомкам, которые вправе гордиться славным родовым началом.

Домой, на родину

Дрожащими руками Валерий Ивлев раскрыл солдатский медальон. Иссушенный временем пожелтевший бланк разворачивали в тазу с водой. На воздухе, как убедились на деле сами поисковики, бумага начинает моментально сжиматься и коробиться. И остановить этот процесс невозможно.

Более месяца продолжались поиски родственников, но безрезультатно. Тогда Валерий Ивлев решил написать письмо на указанный Николаем Литвиненко в медальоне адрес – в Малую Камалу. Сейчас там, в отцовском доме, проживает его 75-летняя дочь Галина Николаевна Верба. Письмо дошло до адресата. И вскоре установилась связь «Звезды» с Красноярским краем. Родственники приняли решение перезахоронить останки отца на родной земле. Но как это сделать? Инициативу в свои руки взял внук Николая Изотовича по отцовской линии Николай Михайлович Литвиненко, инвалид второй группы, получивший ранение при прохождении воинской службы в Афганистане.

Поддержку и конкретную помощь родственники получили от Законодательного Собрания Красноярского края Юрия Швыткина. На Жуковскую землю за останками погибшего земляка приехали помощник депутата Виктор Астафьев и проживающий в Подмосковье Георгий Черемисин, родной брат жены внука – Николая Михайловича. Он, кстати, передал поисковикам для военного музея, который находится сейчас в стадии оформления, фотографию Николая Литвиненко. На ней наш герой запечатлён в форме моряка Тихоокеанского флота, где проходил до войны действительную службу. И, по всей вероятности, в Красную Армию призывался в 41-м сверхсрочником. 

– Когда родственники получили письмо от поисковиков, в доме Галины Николаевны Верба собралась, наверно, вся деревня, – рассказывает Виктор Астафьев. – А когда читали, плакали все старики, которые при жизни знали Николая Изотовича.

Встреча участников группы «Звезда» Алексея Бирюкова, Валерия Ивлева, Заместителя главы администрации Жуковского района по социальным вопросам Вячеслава Петрова с Виктором Астафьевым и Георгием Черемисиным прошла на трогательной ноте. Было много интересных подробностей, эмоциональных рассказов и тщательное рассмотрение всех составляющих той заветной, обтянутой кумачовой тканью коробки, что улетела за четыре тысячи километров в Красноярский край. К этому наши поисковики добавили подарок от себя – местами дырявую, но от этого не менее драгоценную, источенную ржавчиной военную каску, которую нашли при раскопках.

Пока материал готовился к печати, останки павшего в битве за Москву героя нашли свой последний приют в родной сибирской земле. Да упокоится душа Ваша, Николай Изотович, Вечная Вам Слава!

С. ПРЕМУДРОВА, газета «Жуковский ВЕСТНИК» от 16 октября 2009 года.       
   
ДОЛГОЕ  ЭХО  МИНУВШЕЙ  ВОЙНЫ

Совсем скоро мы будем праздновать 65-летие Великой Победы – чествовать ветеранов, которым довелось дожить до этой знаменательной даты, вспоминать тех, кто сложил голову на полях сражений.

В первые дни войны был мобилизован на фронт, как и многие его односельчане, житель  деревни Малая Камала Рыбинского района Николай Изотович Литвиненко. Последнее письмо от него пришло осенью 1941 года. Потом сельсовет сообщил родным, что он пропал без вести. Долгие годы ждала его семья известий о том, где погиб их муж и отец.

И вот, спустя 67 лет, от руководителя поискового отряда В. А. Ивлева пришло письмо, в котором говорится, что останки воина найдены близ  деревни Высокое, Жуковского района, Калужской области. Николай Изотович Литвиненко воевал в составе 145 стрелковой дивизии и погиб, защищая подступы к Москве. Николай Михайлович Литвиненко – внук солдата, ветеран войны в Афганистане, инвалид второй группы обратился к депутату Законодательного Собрания Юрию Швыткину, с просьбой помочь в оформлении проездных документов и захоронении останков красноармейца Н. И. Литвиненко в родной земле. Краевой военный комиссариат в этой просьбе ему отказал.

«У моего деда осталось двое детей, четверо внуков, девять правнуков, пять праправнуков, все мы очень хотим, чтобы наш дед был похоронен дома, где родился и рос, жил и был счастлив, куда ему очень хотелось вернуться», – пишет автор в своем письме.

«Я никак не мог оставить это письмо без внимания, – сказал Юрий Швыткин, – слишком хорошо знаю, что такое солдатская судьба, да и как не помочь ветерану. Поэтому мы нашли необходимые средства, договорились с военкоматом Жуковского района о содействии в доставке останков воина Родину. Помогли организовать захоронение. Вечная ему память и низкий поклон».

11 сентября в деревне Малая Камала состоится траурный митинг. Односельчане и родственники проводят своего земляка в последний путь. Жаль только, что до этого дня не дожила его вдова, которая ждала возвращения своего мужа долгие 47 лет.

Пресс-служба Законодательного Собрания Красноярского края
Пресс-релиз № 430 (4574)

Пропавший  в  войну  красноярский  солдат  похоронен  на  родине

Как уже сообщалось в газете «Красноярский рабочий», в мае нынешнего года поисковиками отряда «Звезда» Московской области под руководством Валерия Ивлева на месте боёв у бывшей деревни Высокое было обнаружено неизвестное ранее захоронение советских солдат, павших во время декабрьского контрнаступления Красной армии под Москвой.

Под сосной следопыты нашли погибшего красноармейца, у которого чудом сохранился медальон. Поисковики с трудом прочитали надпись – красноармеец Николай Изотович Литвиненко, родом из Малой Камалы Рыбинского района Красноярского края. Призван Заозёрновским райвоенкоматом 28 июля 1941 года. Рядом лежали каска, сапёрная лопатка, горсть стреляных винтовочных гильз и один целый патрон. Похоже, солдат в пылу атаки расстрелял весь боезапас, оставив последний патрон для себя. В истлевшей от времени форме были найдены бритвенный прибор солдата и… десятикопеечная монета 1937 года выпуска. Как позже выяснилось, гривенник был для Николая Изотовича своеобразным оберегом. Монету перед отправкой на фронт специально занимали, с условием вернуть после войны.

Николай Литвиненко не вернулся. В конце декабря 1941 года его жене Маланье Николаевне и трём малолетним детям, старшему из которых Александру было всего 14 лет, пришла казённая бумага с сообщением о том, что красноармеец Литвиненко пропал без вести. В то суровое время для семьи это было хуже гибели кормильца. Ведь за формулировкой «без вести пропавший», власти подразумевали не только гибель солдата, но и добровольную сдачу в плен, отсидку где-нибудь на оккупированной территории под тёплым боком у молодки. Да мало ли что могло прийти в воспалённую голову перестраховщиков, просиживающих галифе в тылу.

Сегодня это кажется бредом, а семья Литвиненко с лихвой хватила лиха за безвести пропавшего солдата. Как, впрочем, и моя бабушка Акулина из соседней Казачки, муж которой и мой дед Василий Филиппович также сгинул в Пинских болотах Ленинградского фронта. Лишь четверть века спустя после окончания войны Москва сменила гнев на милость и положила вдовам пропавших без вести солдат, так и не вышедших после гибели мужей-фронтовиков замуж, скромный пенсион. Как помню, бабушка стала получать за своего Василя 25 рублей. Маланья Литвиненко и тысячи других солдаток, наверняка, не больше.

А ведь таким женщинам памятник ставить надо из чистого золота. Они не только в трудную годину подняли своих детей, но и обеспечили фронт всем необходимым. Маланья Литвиненко даже родовой дом сохранила и детям завещала: «Берегите дом! Вернётся отец, а у него свой курень есть». Мужа Маланья Николаевна так и не дождалась. Двадцать лет назад снесли её на сельский погост. Рано умер и сын Александр Николаевич. Потеряли веру похоронить останки отца рядом с матерью и дети Михаил и Галина. Каждый из них уже разменял восьмой десяток лет. Только чудо могло помочь отыскать прах героя среди миллионов павших солдат. И такое чудо произошло.

В начале июня прямо в сельском магазине Галине Николаевне сообщили: «Отец нашёлся!». С тех пор её глаза полны слёз. Но нашёлся в роду Литвиненко человек, который не поддался эмоциям, а сразу принял решение, во что бы то ни стало вернуть прах Николая Изотовича на родину в Малую Камалу. Впрочем, в таком поступке внука героя Николая Михайловича Литвиненко трудно было сомневаться. Ведь Николай, как и дед, тоже хватил лиха, что называется, через край. Служил в Афганистане, был тяжело ранен. Имеет орден Красной звезды и другие боевые награды.

– Едва узнал о том, что дед нашёлся, сразу позвонил депутату Законодательного Собрания края Юрию Швыткину, – рассказывает Николай Михайлович. – В этот же день Юрий Николаевич приехал к нам и буквально с порога заявил, что готов помочь. Вместе обсудили детали возвращения останков деда.

На деле путь солдата домой оказался намного труднее, чем дорога на фронт. Прежде чем останки Николая Литвиненко погрузили в самолёт, Юрию Швыткину пришлось дойти до помощника президента страны, иначе бюрократическую рутину было не пробить. Но всё когда-нибудь кончается. В четверг главе Малой Камалы Людмиле Беловой сообщили, что в пятницу 11 сентября прах отца будет доставлен на родину, будьте готовы похоронить фронтовика достойно, с солдатскими почестями. По признанию Галины Николаевны Литвиненко, это была её самая бессонная ночь в её жизни. Томительно тянулись и утренние часы. Лишь ближе к полудню у ворот дома показался катафалк с большим эскортом машин. Увидев гроб с прахом отца, Галина Николаевна закричала во весь голос. Не сдержали слёз сын Михаил Николаевич, другие родственники. В этом плаче было всё. И обида за то, что прожила без отцовской ласки. И жалость по матери и брату, которые так и не узнали, что их муж и отец через 68 лет вернулся домой. Пусть в гробу, но похоронен будет на родине. И каждый из многочисленной родни с сегодняшнего дня будет знать, к кому нести цветы в поминальную субботу, у какой могилы плакать и скорбеть. Это сегодня правнук Серёжа не понимает, отчего слёзы в глазах его родственников, а пройдёт совсем немного лет, и он обязательно будет гордиться своим прадедом.

Ведь Николай Изотович Литвиненко не просто умер. Он пал в бою за Родину. Перед смертью он вместе с бойцами 415-й стрелковой дивизии 49-й армии Западного фронта в порыве смелой атаки сумел выбить немцев из окопов. И не порази героя осколки тяжёлой немецкой мины, сибиряк и дальше гнал бы фашистов, как это сделали солдаты его армии, которые в ходе контранаступления советских войск под Москвой, 30 декабря взяли Калугу и пошли дальше на запад. До победы было ещё далеко, но именно такие воины, как Николай Литвиненко, своей героической смертью зимой 41-го приблизили то исторический момент, когда над поверженным рейхстагом алым кумачом запылало знамя Победы. И пусть с большим опозданием, но родина через 68 лет всё-таки воздала герою за его боевые заслуги. При большом стечении народа у здания школы сельчане и гости, среди которых был Юрий Николаевич Швыткин, последний раз сказали о Николае Изотовиче добрые слова, поклялись всегда помнить героя. А затем гроб с прахом ещё раз провезли мимо дома, из которого солдат уходил на фронт. Похоронили фронтовика под звуки автоматных залпов рядом с могилой его жены Маланьи Николаевны.

– Теперь чуточку полегче станет, – тяжело вздохнула Галина Николаевна.

На этом можно было поставить точку в истории, длившейся 68 лет. Но во время похорон Николая Изотовича Литвиненко я заметил, как не мог сдержать слёз Александр Татаринов, который роднёй фронтовику не приходится. Но горе и радость семьи Литвиненко ему были понятней и ближе других малокамалинцев. Ведь совсем недавно поисковиками были найдены останки его деда Игната Татаринова, который пал смертью храбрых 17 мая 1942 года. В отличие от его земляка, Игнат Денисович не пропал без вести. Но от этого боль родственников была не меньшей, ведь до последнего времени они не знали, в каком месте захоронен солдат. Место гибели сибиряка установили поисковики из Республики Мордовии, которые неподалёку от деревни Савиново Калужской области нашли братскую могилу. Среди останков 250 погибших красноармейцев по медальону нашли и прах Игната Татаринова. По воле родственников останки героя решили перезахоронить на месте гибели в братской могиле.

Автор: Виктор Решетень
14.09.2009 11:34
« Последнее редактирование: Февраль 18, 2011, 11:22:31 am от Аверьян »

Картоведъ & Метеорит-Поиск Россия

Без вести пропавший солдат
« : Февраль 18, 2011, 11:18:30 am »

 

<p align=Комплект документов для безопасного поиска с металлоискателем в условиях нового законодательства - на 6-й сезон безопасного поиска!

Здесь можно купить неодимовый магнит 50х30 недорого