Комплект документов для безопасного поиска с металлоискателем в условиях нового законодательства (6 сезон поиска, на 2018 год)

!!

Пройдите регистрацию для полного доступа ко всем функциям форума!

Уважаемые гости! После прохождения регистрации вы сможете получить полный доступ ко всем возможностям форума. Контактная информация: +7 916 418-1660 apostolgroup@gmail.com

Посетите наши проекты:
Метеорит-Поиск Россия: 3 года успешной правовой поддержки любителей приборного поиска. Документы для безопасного поиска с металлодетектором! http://meteoritpoisk.ru
 

Автор Тема: Планы Боев ВОВ  (Прочитано 7300 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн DenverKide

  • Внеклубная
  • *
  • Сообщений: 3
  • Репутация: 0
  • Пол: Мужской
  • Проект Картоведъ
Пропуски на мкад
« Ответ #30 : Октябрь 29, 2015, 02:12:06 am »
Рассказы о рыбной ловле Анатолий Онегов за крокодилами севера москва http://fishingwiki.ru/Ловля_окуня
Свое высшее техническое образование я получил в стенах ордена Ленина Московского авиационного института имени Серго Орджоникидзе. Учился я на первом – самолетостроительном факультета, где, как говорилось в рекламном проспекте, готовили главных конструкторов, главных инженеров и других ответственных работников авиационной промышленности. По окончанию института мне был выдан диплом о присвоении квалификации инженера механика по самолетостроению. Но если быть точным, то я мои друзья, собранные в группы по специальности С-4, были выпущены из института инженерами механиками не по самолетостроению, а по ракетостроению, т.е. инженерами-ракетчиками.
Уже само по себе голубое-голубое небо, да к нему еще крылья самолета – что могло быть в то время более романтичным! А если учесть, что мы, ракетчики, имели дело с еще большими, космическими скоростями, что еще до песен о путешествиях к звездам вольно оперировали различными космическими орбитами, позволявшими выйти за пределы даже солнечной системы, то можно себе легко представить, какая голубая романтика была подарена нам, пожалуй, на всю жизнь.
И в то время мы были не одинокими в совеем неудержимом стремлении в неизведанные дали…В жаркие степи и на разведку в тайгу уходили бродяги-геологи, по Северному Ледовитому океану на своих льдинах, полярных станциях, дрейфовали отважные полярники, к шестому континенту отправлялись одна за другой антарктические экспедиции… А целина? А стройки Коммунизма. Хотя сейчас мы и замалчиваем такие действительные подвиги советских людей, но они совершались. И очень часто именно по зову сердца, а не по некой разнарядке-обязаловке отправлялись и на целину, и на стройки Севера и Сибири многие мои современники – и таких увлеченных своей работой-жизнью людей я встречал везде, где кипела, как говорилось, большая работа, делались большие дела.
О том, что не только в нашей стране вскоре после Второй мировой войны, взорвавшей было жизнь на всей нашей земле, стали поднимать голубые знамена романтики, узнавали мы прежде всего из книг. И мы чтили имя Тура Хайердала, помнили его плот «Кон-Тики» и папирусную лодку «Ра». Мы помнили имя врача Алена Бомбара, который в одиночку на спасательной лодочке, без продуктов и пресной воды, по своей собственной воле пересек Атлантический океан, чтобы доказать, что люди, потерпевшие кораблекрушение, вполне могут выжить, оказавшись среди океанской стихии…О непознанных пока тайнах Африки, о ее животном мире рассказывал нам Гржимик, своей подводной одиссеей поражал Кусто…
Но там, на Западе, романтические приключения и путешествия были несколько иными, чем у нас, в СССР. У нас было место главным образом коллективному подвигу, а там человек утверждался в себе, доказывал и побеждал свою правоту чаще всего один на один на один со стихией. И это особенно привлекало меня. О так называемых экстремальных ситуациях, в которые может попасть человек, у нас стали громко говорить сравнительно недавно, когда подобные экстремальные ситуации стали специально создавать как шоу, развлечение и испытывать здесь кого-то чаще всего за деньги. А там, в те не очень уж далеки от нас времена те же Бомбар, Хайердал, Кусто совершали свои подвиги, подвергали себя риску вовсе не в рамках какого-то шоу – они были замечательными исследователями, их риск был оправдан, целесообразен. Вот почему всех этих удивительных людей помним мы до сих пор. И им хотелось подражать.
Найти цель путешествия и мне было не очень трудно, но в то время не могло быть и речи, например, о кругосветном путешествии какого-то там одиночки, никто не позволил бы тебе отправиться путешествовать пешком или на том же велосипеде даже по самым ближним странам. Да и в своей собственной стране любое свое географическое перемещение ты мог планировать не далее как на два-три месяца – тогда действовал закон о тунеядстве, по которому человек, оставивший свою работу (на заводе, в учреждении), мог находиться в т.н. свободном плавании не более шестидесяти дней, а дальше он, как потенциальный тунеядец, уклоняющийся от общественно-полезного труда, получал предупреждение,  а еще через тридцать дней, если за это время не успевал трудоустроиться, предавался суду и по решению суда года на два этапировался в Магадан… Ленинградским тунеядцам тут везло больше: в Магадан этапировались только москвичи, пожелавшие заняться бродяжничество, а жители северной столицы отправлялись в архангельскую область,  как раз в те места, которые я тогда и намечал для своих путешествий. Словом, личная инициатива ни в каких романтических делах выскочек-одиночек у нас в то время не поощрялась – хочешь путешествовать, отправляйся путешествовать с геологами, с топографами, а в одиночку, да еще на длительный строк – ни-ни!
Вот во время такого социального прессинга и обнаружил я в себе неудержимую страсть к поиску неизведанного, страсть с путешествиям и, разумеется, не желая принудительно переселяться в Магадан, принялся искать то или иное прикрытие для своих рискованных планов…
Наверное, кто-то из моих читателей помнит повесть К.Г. Паустовского «Кара-Бугаз». Это увлекательный рассказ о путешествии автора к берегам Каспия, о зловещем заливе Каспийского моря, который, как пасть дракона, втягивает в себя морскую воду, чтобы здесь она испарялась под жгучим солнцем и оставляла после себя все новые и новые массы морской соли. Задумав рассказать нам о Кара-Бугазе, будущий классик нашей литературы, несравненный певец родной природы, писатель-лирик, принялся искать хоть какие-нибудь средства, необходимые для путешествия и, конечно, прежде всего постучался в дверь руководителя одного крупного уже в то время московского издательства и, как мог, подробно поведал ему о целях своего путешествия. Но руководитель издательства из всего того, о чем рассказал ему будущий К.Г. Паустовский, обратил внимание только на одну известную, видимо, ему и до этого деталь – на морскую соль, на так называемую глауберову соль, известную медицине и продающуюся в аптеках в качества слабительного, помогающего при хронических запорах. И опустив все, о чем еще говорил будущий автор «Кара-Бугаза»: и удивительную географию восточного Каспия, и неисчерпаемые запасы очень ценного сырья для будущей химической промышленности,- руководитель издательства грозно надвинулся на просителя и произнес примерно следующее: «Не выйдет! И как вы могли выпрашивать государственные деньги для описания слабительной соли!»..Словом денег на «Кара-Бугаз» издатель так и не дал.
Я хорошо помнил эту историю, а потому и не собирался ни у кого просить денег на свое путешествие. Мне нужна была всего-навсего бумага, охранный документ от какого-нибудь органа печати, который и не позволил бы обвинять меня в бродяжничестве и тунеядстве…Кстати, бродяжничество – это еще одна статья тогдашнего уголовного кодекса, под которую меня, путешественника-индивидуалиста, не прикрытого никаким документом, мог подвести в перспективе любой прокурор.
Но с чем, с какой идеей стучаться в двери редакции. Ведь я не собирался совершать географические открытия, не планировал рекордные переходы, например, пешком по Северному Полярному кругу – я хотел всего-навсего отыскать свой собственный «Край непуганых птиц» на подобие того, который когда-то встретил в своем путешествии М.М. Пришвин, или же открыть для себя, а возможно, и для потенциальных читателей свою собственную «Мещерскую сторону», которую когда-то открыл для всех нас К.Г. Паустовский.
Но такая идея путешествия казалась не слишком убедительной для нашей тогдашней массовой печати, и я принялся конкретизировать цель своего будущего похода. И тут на помощь мне пришел один из номеров альманаха «Рыболов – спортсмен», в котором я встретил рассказ о посещении автором таежного озера, затерявшегося на бескрайних просторах Архангельской земли. Тут, в этом озере автор-рыболов и встретил таких щук, которые, попавшись на крючок, таскали за собой по озеру рыбацкий плот, сложенный из еловых стволов. Нет, это были уже не щуки, знакомые многим из нас, а настоящие «крокодилы Севера»… «Крокодилы Севера!». «За крокодилами Севера»! – вот такой флаг и появился у моего будущего путешествия…А что – совсем не плохо для той же журнальной публикации.
Вот с этими «Крокодилами Севера» я и предстал перед ответственным секретарем уважаемого журнала «Вокруг света». А для пущей убедительности, что подобное мероприятие может быть вполне интересным и отчет о нем обязательно найдет своих читателей, я прихватил с собой в редакцию журнала и недавно приобретенную книгу-альбом европейского автора Славы Штокля, посвященный ловле форели в горных речках Европы. Этот самый Слава Штокль, видимо, постоянно жил где-то на берегу форелевой реки, ловил рыбу и фотографировал все, что сопровождало его рыбную ловлю. Так вот, если некий Слава Штокль может интересовать наших граждан рассказами и фотографиями о ловле форели, то почему бы и советскому автору не попробовать занять читателя видами нетронутой северной природы и описанием схватки с «крокодилом Севера»…
Милый человек, ответственный секретарь журнала «Вокруг Света», с которым мы стали хорошими друзьями после моего возвращения из тайги, внимательно выслушал меня, без особого интереса полистал книгу-альбом о ловле форели и посоветовал мне отправиться путешествовать не по таежным дебрям, а по грандиозным северным стройкам и принести в журнал не бесцельные с точки зрения сегодняшней жизни виды и описания нетронутой тайги, а новые современные пейзажи, украшенные высоченными трубами тех же целлюлозно-бумажных комбинатов… Словом, у меня, как когда-то у К.Г. Паустовского, задумавшего свой «Кара-Бугаз», тут тоже ничего не получилось. И это меня вдохновило - значит, я на правильном пути.
Уж как прикрывал я доставшуюся мне социальную ущербность во время своего двухлетнего странствия, здесь умолчу, но только это странствие-путешествие все-таки состоялось в намеченные сроки, и теперь можно, наверное, сказать, что цели своей я вроде бы достиг: я отыскал свой «Край непуганых птиц», а там и постарался открыть для читателей свою собственную «Мещерскую сторону».
Конечно, «Крокодилы Севера» не были для меня самоцелью, но свое путешествие я совершал со спиннингом, удочками и ружьем, а потому и ждали меня медведи и впереди, и волки, и конечно, удивительные, как теперь говорят, трофейные щуки, о встрече с которыми я собираюсь здесь вам рассказать…
Но сразу оговорюсь: я далеко не сторонник никаких трофейных охот. Здесь во мне говорит и человек-рыболов, для которого его любимое занятие, рыбная ловля, это не размер улова, а прежде всего особое состояние, возможность откровенного общения с миром воды. Уж о каких еще трофеях может идти здесь речь! Противником любых трофейных охот за зверем, за рыбой делают меня и конкретные знания жизни природы: знания, доставшиеся мне в стенах Биолого-почвенного факультета Московского университета имени М.В. Ломоносова, где, уже будучи инженером, познавал основы науки о природе, и знания природы, которыми наградила меня северная тайга, где я был далеко не сторонним наблюдателем, а промысловым охотником и рыбаком.
Проверьте себя: восторг, восхищение возникают у нас встречи в природе прежде всего с выдающимися экземплярами зверей, птиц, рыб, деревьев, трав - вот, мол, какова природная сила! Но выдающиеся экземпляры для живой природы – это не только ее выставка достижений. В природе все для чего-то функционально крайне необходимо. И если мы еще не до конца понимаем роль в природе ее выдающихся экземпляров и стремимся добыть для себя, изъять из природы, именно их, то это еще не значит, что эти выдающиеся экземпляры самой природе уже не нужны, что она может без них вообще обойтись.
Я мог бы привести много примеров, подтверждающих право природы протестовать против т.н. трофейной охоты, охоты к тому же очень дорогой, доступной обычно только «денежным мешкам», которым, как правило, нет никакого дела до того же озера, до той же тайги…Но сейчас не буду этого делать, а только попрошу вас помнить, что мои встречи с удивительными щуками, которых я вправе был называть «Крокодилами Севера», никогда, как правило, специально не планировались, по большей части были случайными, как бывает случайной встреча старательного рыбака с доставшейся вдруг ему золотой рыбкой… А именно в качестве рыбака–промысловика и пребывал я в течение двух лет в Каргопольской тайге – это была вынужденная необходимость для человека, не имевшего пока иных средств к существованию.
Вернувшись в Москву после своего путешествия, я, как правило, скрывал координаты тех мест, где выпало мне встретить свой «Край непуганых птиц» - народ в то время в нашей стране был достаточно подвижным, и я основательно опасался, что кто-то, познакомившись с моими рассказами, тут же, как говорится, двинет в святые для меня места и. ворвавшись туда, будет не очень задумываться о том, чтобы эти места сохранить для других.
Опасения эти были не напрасными, ибо не раз я сам встречал таких стрелков-охотников, которые пытались попасть в мой «Медвежий край» с одной единственной целью – добыть медвежью шкуру. Но сейчас, спустя много лет, я могу назвать точные координаты той самой деревушки, которая гостеприимно встретила меня и на все два года моей таежной жизни стала для меня основной базой. Именно отсюда уходил я в тайгу на поиски дальних, отхожих, как называли их местные жители, озер, здесь зимовал, сюда возвращался из тайги после охоты за куницей. Имя этой деревушки – Поржала. Административно она относилась с Каргопольскому району. хотя находилась в десяти километрах от границы Архангельской области в окружении Вологодских земель.
До ближайшего населенного пункта Архангельской области от Поржалы было двадцать пять километров, а до ближайшего поселения Вологодской области – около двадцати километров.
 
 

Картоведъ & Метеорит-Поиск Россия

Пропуски на мкад
« Ответ #30 : Октябрь 29, 2015, 02:12:06 am »

Оффлайн DenverKide

  • Внеклубная
  • *
  • Сообщений: 3
  • Репутация: 0
  • Пол: Мужской
  • Проект Картоведъ
Рыбаку
« Ответ #31 : Октябрь 29, 2015, 04:25:22 am »
Ловля окуней  http://fishingwiki.ru/Ловля_окуня  — самое заманчивое и легкое по своей добычливости, и потому любителей этой ловли очень много, особенно между неопытными и начинающими рыболовами. Окунь более или менее жадно берет почти круглый год, за исключением средины зимы, да и то не везде; клев его очень верен и срывается он редко. Окунь «клюет» смело, сразу хватает насадку своим большим ртом и сейчас же тащит ее, заглатывая на ходу. Мелкий, впрочем, иногда теребит ее, если она велика или если он сыт. Насадкой служит обыкновенный или замляной червь, или мелкая рыбка, реже линючий рак, раковые шейки и мелкие речные рачки (преимущественно летом). Кроме того, осенью и зимой ловят большое количество окуней на искусственную металлическую рыбку — блесну. Другие насадки, как, например, угри (личинка майского жука), мотыль (красная личинка зеленого водяного комара), другие личинки насекомых и тем более самые насекомые, употребляются редко, а на хлеб и зерна окунь никогда не берет.
Описание и образ жизни
Образ жизни
Повадки и места обитания
Места обитания
Излюбленные места обитания окуня вне времени миграций в озерах — подводные откосы островов, каменистые луды и затопленные гряды, площади около лежащих на дне крупных камней и коряг, глубокие обрывистые участки с твердым грунтом. В реках окунь обычно обитает в глубоких ямах, в местах с замедленным течением, а при значительном течении предпочитает держаться за мысом. Охотно стоит вблизи свай мостов, затопленных деревьев, кустов и коряг, под плотинами — в стороне от водной струи, на тихом обратном течении, а когда прекращается сброс воды, приближается к месту слива и заходит под настил. Встречается под плотами, стоящими на приколе, под мостами пристаней, около долго стоящих барж, под крутоярами на тихом течении и у берегов с деревьями, нависшими над водой. В больших водоемах любит заводи, местами заросшие водной растительностью. Здесь группируется в большие стаи и часто преследует малька, укрывающегося среди растительности. Присутствие окуня сказывается на поведении малька. Он, спасаясь от преследований окуня, рассыпается у поверхности воды в разные стороны: вода покрывается рябью, словно от горсти брошенного песка. Собравшись в большую стаю, окуни преследуют малька с характерным «чавканием». Малек разбегается, уходит в травянистые заросли, а окуневая стая прекращает охоту и медленно разбредается с тем, чтобы сгруппироваться в новом месте.
Перед началом ледостава часто наблюдается значительное передвижение окуня, причем стаи иногда распадаются. Он встречается небольшими стайками почти повсеместно. После становления льда окунь снова собирается в стаи, группируясь по возрасту, и обычно располагается вблизи мест своих основных зимних стоянок. Зимой в водоемах с изменяющимся уровнем воды по мере ее спада окунь переходит на более глубокие участки, причем излюбленными путями передвижения служат русла затопленных речек, ручьи, бровки оврагов и лощин. Из водоемов с неблагоприятным кислородным режимом он уходит в речки, поднимаясь по ним до свежей воды, и группируется в омутах и в местах с ровным слабым течением. Речки и озера с плохим килородным режимом, вызванным гниением водной растительности, окунь покидает вскоре после ледостава, уходит в водоемы со свежей водой. В закрытых озерах и прудах с плохим кислородным режимом в середине зимы он уходит с илистого грунта на песчано-галечный. Там, где таких участков нет, поднимается из придонного слоя воды на 1—1,5 м выше и ко дну не опускается до появления талых весенних вод. Почти во всех водоемах зимой при сравнительно теплой, ровной погоде часто наблюдается выход окуневых стай на мелкие песчаные отмели, с редкой водной увядшей растительностью. Главным образом подымается окунь средний и мелкий, а крупный продолжает оставаться вблизи глубоких мест и подходит к мели лишь изредка.
Снасти и техника ловли
Окунь хорошо клюет круглый год, кроме половодья и нереста. Активный клев продолжается круглые сутки, но самый активный бывает на рассвете.
Ловят его на любые снасти. Предпочитает животную приманку, такую как пескарь или другой малек, мясо рыбы. Но берет и без насадки при ловле отвесным блеснением: на джиг-головки, различные мягкие силиконовые приманки, блесны. воблеры. зимой еще и на балансиры.
Летом приманкой также могут быть земляные черви. опарыш. личинки и жуки. Зимой насадкой может служить малинка, мормыш. мотыль.
Прикармливают окуня различными зимними и летними прикормками,  а также мотылем и сухарями с добавлением различных ароматизаторов.
Ловля окуня на поплавочную
Для охоты за полосатым хищником в теплое время года годится самая простая снасть: покупное или самодельное удилище, леска, поплавок, грузило, поводок с крючком. Больший успех, однако, приносит специально подготовленная снасть. Не слишком жесткое удилище длиной 3 м для уженья с лодки или 4-6 м при уженье с берега позволяет облавливать достаточно большую площадь.
Леску ставят диаметром 0.2-0.25 мм, а диаметр поводка несколько тоньше. Крючок выбирают в зависимости от предполагаемого трофея- № 4-7 и большего размера.
Для ловли крупного окуня удобны крючки с удлиненным цевьем и прямым загибом, для мелкого и среднего- с тонким поддевом.
Не менее интересен лов окуня с берега. Рыболов, не имеющий лодки, может удачно порыбачить в протоке, водных рукавах, связывающих озера, или на реке. При этом приманку пускают по течению вдоль берега в глубину, около границы прибрежной водной растительности, у подмытого берега, особенно низменного, лугового, богатого излюбленным кормом окуней- мелкими красными червяками. Попадая в воду, черви привлекают разную рыбу, но в первую очередь- окуней. На озере найти подходящее место для уженья с берега труднее, а иногда к открытой воде и вовсе не подступиться.
Ловля окуня на донную
Любую донную удочку, крючки которой наживлены не растительными, а животными насадками, можно считать поставленной на окуня.
Полосатые хищники,  большую часть времени проводящие в нижнем горизонте воды, чаще всего и первыми(не считая настырного и вездесущего ерша) отзываются на предложенное рыболовом "угощение". Голодного окуня не отпугивают ни толщина лески, ни величина грузила, ни размер крючка. Но специально охотиться за окунем с донной снастью имеет смысл только в том случае, когда можно рассчитывать на поклевки крупных горбачей. Тогда и приманку выбирают пообъемистее- мелкую рыбку, выползка, лягушонка.
Ловля окуня способом " Ловля в отвес "
Удочкой без поплавка можно охотиться за окунем и с летним поплавочным удилищем на мормышку или блесны в отвес. Рыболов с берега или с лодки вертикально опускает приманку в "окно" среди растительности или в другое подходящее место и ее игрой старается спровоцировать хватку хищника.
Ужение на длинное удилище в отвес мало отличается от предыдущего способа, но, само собой разумеется, может употребляться только на глубоких местах (не мельче сажени) - с лодки, реже плотин, мостов и купален. Насадкой служит преимущественно малявка. Здесь клев окуня виден по колебанию кончика удилища, и если оно держится, то также ощущается рукой. Поэтому кончик должен быть еще чувствительнее, и чем оно тоньше и гибче, тем лучше. Мелкий окунь дергает кончик быстро, порывами, иногда как будто сдвоит, покачает, потом опять начнет дергать, и ловить его без поплавка труднее, чем с поплавком. Крупный дергает сильнее, и кончик удилища начинает наклоняться все ниже и ниже; эта “потяжка” означает, что он, схватив насадку, поплыл дальше и что время его подсекать. Качание лодки волнением, с лежащими на ней удочками, нисколько, однако, не неудобно, как полагают многие, так как насадка находится в постоянном движении и берется окунем вернее и жаднее. В глубоких прудах и озерах это самый удобный способ ловли окуней, так как на глубине закидывание удочки с поплавком крайне затруднительно, особенно в ветер, почему озерные рыболовы и не ловят иначе как в отвес. Окунь хорошо берет (на глубине от 2 м) под самой лодкой, а в жаркие солнечные дни даже охотнее, чем вдали, так как прячется в тень.
Ловля эта труднее, чем с поплавком, но гораздо интереснее, добычливее и спокойнее, так как забрасывание и вытаскивание лески требует здесь гораздо менее времени, чем при ловле с поплавком. Закидывать поплавок легко только, когда глубина воды не превышает длины удилища, но, понятное дело, закидывание поплавка на 6-метровой глубине при 6-метровом, хотя бы и легчайшем тростниковом удилище, крайне утомительно. На глубине ловля окуней с поплавком удобна только, когда поплавок скользящий, но ловля со скользящим поплавком (подробное описание ее см. щука) требует крупного наплава и пригодна только, когда окунь не очень мелок, не менее 200 г. оканчивающейся развилкой. Подсекать сильно не следует, так как губы у окуня довольно слабы (по той же причине кончик удилища должен быть довольно гибок) и можно их оборвать; крупный окунь, кроме того, при сильной подсечке часто обрывает леску, и благоразумнее дать ему некоторое время походить на удочке и тащить только тогда, когда он утомится и выплывет на поверхность; затем его подхватывают сачком, а за неимением сачка берут рукой (с лодки) или же вытаскивают волоком на берег, подальше от воды. Крупный окунь довольно сильная рыба; особенно упорист он на поворотах, но утомляется он сравнительно скоро. Очень часто после подсечки он бросается в берег, в траву или под лодку и запутывает леску. Так как окунь берет верно и не срывается, то ловят его большей частью на две или на три удочки; их втыкают в берег, подставив впереди колышек с развилинкой для поддержки, а при ужении с лодки кладут удочки поперек ее. На одну удочку ловят только при очень хорошем клеве; в таком случае выгоднее ловить на двойчатку (см. ерш.) Впрочем, среди лета, когда окунь сыт и становится (особенно крупный) более осторожным и осмотрительным, необходимо ловить его на одну удочку, почаще меняя места. В это время стоит иногда сорваться одному, и он уводит за собой всю стайку.
Ловля окуня на
Специальной ловлей окуня на спиннинг рыболовы занимаются лишь в том случае, если ловятся горбачи весом больше 0.5 кг или в водоеме отсутствуют другие хищники. Во многом ловля окуня на спиннинг похожа на ловлю щуки на спиннинг.
Проводка насадки зависит от поведения окушков. В том случае, если они активно гоняют малька, то насадку можно вести медленно и равномерно.
Вялого же горбача надо дразнить. Попробуйте поэкспериментировать с проводками. Движения приманки могут быть как плавными, так и резкими, как длинными, так и короткими. Двигайте насадку не только катушкой, но и спиннингом - водите ее влево-вправо. После проводок обязательно должны быть паузы. Чем менее активен окунь, тем дольше должны быть остановки. Резкие и частые рывки во время проводки в сочетании с длинными (в 5-9 секунд) остановками возбуждают у окуня охотничий инстинкт.
Отсутствие клева также может быть связано с тем, что рыбак делает проводки слишком глубоко или слишком близко к поверхности воды, а окунь находится, так сказать, на другом уровне. Поэтому всегда нужно проверять весь водный горизонт. В том случае, если хищник не берет в придонном слое, то обязательно нужно провести приманку чуть выше.
Для ловли окуня спиннингисты применяют разные способы проводки приманок. Самыми распространенными из них являются ступенчатая и равномерная проводка, твичинг. Равномерная проводка используется при ловле на вертушки, колебалки, воблеры и силиконовые приманки. Такой способ проводки хорошо работает весной и летом при ловле на незначительных глубинах. Ступенчатая проводка используется в основном осенью при ужении на глубинах более 2,5 м. Таким способом «играют» переднеогруженными вертушками, джиговыми и колебалками приманками. Важно подобрать необходимое соотношение времени падения приманки и длины подмотки лески. При ловле окуня пауза при проводке должна составлять от 1 до 8 с. После касания приманкой дна сразу необходимо продолжить вращение катушки. При рывковой проводке воблера (твичинге) продолжительность паузы после рывка зависит от температуры воды. В холодной воде (осенью) длительность паузы доходит до 8-10 с, а в теплой воде в жаркую летнюю погоду остановка сводится к минимуму.
Вот поэтому рыбаку понадобятся как тяжелые (для донной проводки), так и легкие блесны, большой и маленький джиги (вес зависит от глубины водоема). Для ловли на спиннинг крупного окуня самыми эффективными будут также тонущие воблеры. Но о суспендерах и поверхностных воблерах тоже забывать не следует.
Ловля окуня на
Ловля окуня на искусственные
При ловле окуня на искусственные приманки следует использовать более легкий спиннинг, чем при ловле судака или щуки, например одноручный, с более легкой леской и поводком. При ловле на глубине свыше 10 м необходимо ставить два груза, чтобы блесна шла все время около дна.
Следует отметить, что окунь довольно часто попадает на блесны при ловле щук. Блесны для специальной ловли окуней употребляются небольших размеров. Техника ловли окуня и щуки одинакова, так как способы охоты щуки и окуня за добычей и места их стоянок почти одни и те же, лишь сильную подсечку при хватке окуня не следует делать ввиду того, что при этом можно оторвать крючком его губы. Блесны для ловли окуня применяются небольших размеров- от 2.5 до 5 см. Замечено, что окунь любит красный цвет. Поэтому рыболовы часто используют блесны с красной шерстинкой на крючке.
Ловля окуня на натуральные
Окунь настолько всеядная рыба, что перечислить все возможные приманки для его ловли просто не возможно. Лучшей приманкой для окуня служат сочные дождевые черви, опарыш. мотыль. мелкая живая рыбешка или куски рыбы, куриные потроха и т.д. В дни слабой активности окуня хорошо иметь несколько видов наживки, чтобы не остаться без улова, и иметь возможность подобрать самую привлекательную на данный момент.
Если вам досаждает мелкий окунь – смените приманку на более крупную. Можно в таких случаях насадить на крючок рыбешку длиной около 10см. Во-первых, она заметнее для хищника, а во-вторых, уже не по зубам мелкому окуню.
Охотнее всего окунь берет мелких рыбок длиной 5-6 см, насаженных на снасточку с одним крючком или маленьким тройником.
Применяется снасточка со свинцовой муфточкой, вкладываемой в рот рыбки. Необходимо добиться такого оснащения рыбки, чтобы она падала на дно головой, а грузик на шнуре отсутствовал.
Окуня больше привлекает подвижная приманка. Поэтому старайтесь использовать для ловли с натуральной наживкой поплавочную оснастку. После заброса приманки в воду надо дать какое-то время для ее стабилизации, потом начинать медленно, короткими, плавными движениями подтягивать приманку к себе, с частыми остановками.
 
 
 
 

Картоведъ & Метеорит-Поиск Россия

Рыбаку
« Ответ #31 : Октябрь 29, 2015, 04:25:22 am »

 

No title

 

Комплект документов для безопасного поиска с металлоискателем в условиях нового законодательства - на 6-й сезон безопасного поиска!

Здесь можно купить неодимовый магнит 50х30 недорого